Троица — девичий праздник

Елена Юркина "Хоровод на Троицу"

Начало. В народном сознании праздник Троицы часто связывали с образом Богородицы, что нашло отражение и в троицких песнях: "Благослови, Троица! Богородица!"; "Алилей! Семик, Троица! Семик, Богородица!" (Денисова И.М. 1995. С. 162). Это представление объясняется тем, что в некоторых местах под Троицей понимался образ божественной семьи: Бога-Отца, Богоматери, Бога-Сына.
Троица почиталась в народе за большой праздник, к нему тщательно готовились: мыли и убирали дома, занимались приготовлением блюд для праздничного стола, заготавливали зелень (см. Троицкая зелень).

В русской традиции праздник Троицы связывался прежде всего с почитанием растительности, расцвет которой приходился как раз на это время. Символом праздника, главным атрибутом многих обрядовых действий была береза (см. Троицкая березка). На растущих березах обычно "завивали" ветви, переплетая их друг с другом, с травой, цветами, лентами, полотенцами и т.д. Со временем их обязательно "развивали", считая, что в противном случае дерево может "обидеться" (см. Завивание берез). В некоторых местах березы срубали, украшали, рядили в девичью/женскую одежду и вносили в поселения, в дома, совершали с ними обходы засеянных полей, лугов, деревень, изб. Участники трапез, проходивших около берез устраивали ритуальное "кормление" дерева. Девушки кумились с березой и называли ее в течение праздника "кумой" (см. Кумление); ее использовали в гаданиях. Часто троицкая березка становилась центром народного гулянья Троицкого дня.

Помимо этого повсеместно свежей зеленью украшали поселки, церкви, дома и хозяйственные постройки (см. Троицкая зелень). Зеленые венки венчали обычно головы людей, а местами и животных (см. Троицкий венок). В ряде мест в этот день запрещалось рубить и ломать деревья и ветви; разрешалось срубать только обрядовое деревце - выбранную заранее березку. Поэтому крестьяне часто говорили, что в Троицу лес - именинник. Существовало также представление о том, что растения на Троицу обладают особой магической силой, оно нашло отражение в локальном обычае собирать в ночь на Троицу лекарственные травы (калужск.).

Троица считалась в народе праздником исключительно женским, а точнее девичьим; "наш праздник, девичий! Барышни гуляют", - говорили в с. Никольском Можайского у. Московской губ. (Елеонская Е.Н., 1994, с. 219). Реже Троицу или часть ритуальных действий этого дня называли "бабьим" праздником.

В этот день девушки одевали самые лучшие наряды, нередко сшитые специально для троицких гуляний. В Белгородской обл. на каждый день троицкого праздничного цикла полагалось особое платье: в троицкую субботу одевали красные рубахи, в воскресенье - старинные белые, в понедельник - сшитые из фабричной ткани. Повсеместно головы украшали венками из свежей зелени (см. Троицкий венок); в северных районах их заменяли головные уборы, вышитые золотыми нитями и металлическими пластинами, которые не носили в другие праздничные дни.

Нарядно одетые девушки прогуливались при всеобщем собрании народа вдоль своей или центральной деревни, а также собирались около приходского храма. В Можайском у. Московской губ. в церковную службу Троицкого дня входил специальный девичий молебен. К этому дню были приурочены ритуальные действия, совершаемые образуемыми в весенне-летний период временными объединениями девушек и молодок: начальный или финальный этап кумления, крещения и похорон кукушки, ряд обрядов с березой (см. Троицкая березка, Завивание берез), коллективный сбор лекарственных трав.

Среди ритуальных предметов, сопровождавших эти обряды, преобладали элементы девичьего/женского костюма: ленты, косники, нередко выплетаемые прямо из кос, снятые с головы платки, головные уборы и венки, украшения - бусы, серьги, кольца. Женский облик имели, в большинстве случаев, центральные персонажи троицких обрядов и игр - кукушка (Крещение и похороны кукушки), березка (Троицкая береза) и т.д. Предполагается, что некогда в Троицу совершали поминовение исключительно душ умерших младенцев, девушек и молодых женщин (Виноградова Л.Н. 1986. С. 128).

Девичьи ритуалы сопровождала непременная трапеза, которая предполагала коллективный сбор продуктов: в складчину или по домам односельчан. Главными блюдами были яйца и яичница, а также изделия из теста; приготавливали их нередко старшие женщины. В Орловской губ. пекли каравай; относили его в рощу и, украсив венками, клали на скатерть, вокруг которой водили хороводы. Затем делили каравай на части и раздавали их по семьям, где были девушки на выданье. Эти кусочки засушивали и использовали при изготовлении свадебного каравая, считая, что это принесет новой семье счастье и любовь. Скатерть из-под троицкого каравая также хранили, на смотринах - одном из важных этапов свадебного обряда, ее тайно клали на стол под верхнюю скатерть, считая, что таким образом можно крепче привязать парня к девушке. В других местах Орловской губ. бытовал обычай "молить каравай": пекли два каравая, один из которых девушки съедали сами, а с другим ходили завивать березы (Завивание берез) и гулять.

Для Троицы характерны девичьи гадания на будущее с пусканием на воду троицких венков (Троицкий венок), завиванием берез, киданием обрядового деревца в реку (см. Троицкая березка).

Троицкий венок

Дерево (в основном, береза) использовалось в гаданиях и иначе: девушки бросали в него ложки; чья ложка упадет на землю, а не застрянет в ветвях, та девушка раньше других выйдет замуж.

В некоторых местах существовал обычай спрашивать у кукушки, в то время, когда она кукует, долго ли еще девушке оставаться в доме отца; сколько раз прокукует кукушка, столько лет ждать ей замужества. Гадая, девушки старались узнать направление, откуда может появиться жених. Для этого девушка кружилась вокруг своей оси и падала; или, получив свою часть при разламывании старого плуга, бросала ее, не глядя - в какую строну упадет девушка или часть плуга, в той стороне жених будет (московск.). В ночь на Троицу девушки обязательно сжигали старые мужские штаны для того, чтобы невест в поселении было больше (московск.; Елеонская Е.Н. 1994. С. 219).

Представление о девичьем характере праздника сохранилось в обрядовых песнях, играх, хороводах; для них характерен мотив величания девушек, девичьего праздника, девичьих занятий.
"Йо, йо, березонька!
Йо, йо, кудрявая!
Семик честной да Троица -
Только, только у нас, у девушек,
И праздничек!"
(Шангина И.И. 1997, с. 140).

Кроме того, в троицком фольклоре часто встречается мотив негативного отношения участниц обряда к мужчинам: мужьям и парням, который отчасти отражает запрет на присутствие мужчин во время свершения девичьих ритуалов. Так, в некоторых обращениях к березке звучит просьба: "Сгуби и ты мужа, сломи ему голову" (Денисова И.М. 1995. С.107). Широко бытовала троицкая песня "пустить стрелу":
"Ой, пущу стрелу вдоль по улице,
Ты лети, стрела, вдоль по широкой,
Ты убей, стрела, добра молодца…"
(Болонев Ф.Ф. 1975. С. 68).

Песня об избиении парней исполнялась в хороводе возле березки у русских старообрядцев Забайкалья. В ряде мест был распространен хоровод "Дударь", основными участниками которого были девушки, образующие круг, и парень - "дударь", стоящий в его центре. Они исполняли песню, представлявшую собой диалог между группой девушек и "дударем". После последнего вопроса девушки подбегали к "дударю", со смехом били и трепали его за волосы, и в финале изгоняли (псковск.; АРЭМ, ф. 7, оп. 1, дело № 1418). В троицких песнях поется также о нежелании замужества: "Виси, венок, не развивайся, а моя девичья краса не кончайся" (Бернштам Т.А. 1981. С.202), и о тяжелой жизни замужней женщины.

Продолжение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *