Троица. Завивание берез

Начало. Завивание берез - (заламывание березок, заплетение венков, завивание венков, запирание ворот) - один из основных обрядов весенне-летнего цикла, в центре которого действия, производимые с ветвями растущих и срубленных берез (реже других деревьев) - плетение и витье; начальный этап единого обрядового комплекса, завершающегося расплетением или обламыванием завитой части дерева. Кроме северных губерний Европейской России, обряд был распространен повсеместно.

Завивали березки чаще всего в Семик, а развивали - в Троицу. В локальных традициях существовали и иные сроки проведения обряда: Егорьев день - Троица; канун Николина дня - Николин день; второе воскресенье после Пасхи, известное под названиями кумитное, кумишное, завивальное, жен мироносиц - Вознесение, Троица; Вознесение - Троица; Вознесение - Духов день; Семик - Духов день; канун Троицы - Духов день; Троица - Духов день, Петровское заговенье (см. Всесвятская неделя), Петров день; Духов день - Петровское заговенье; Петров день - Троица следующего года.

Суточное время завивания берез также варьировало по местностям. Так, в Орловской и в Костромской губерниях обряд совершался с утра, "до солнышка", во Владимирской губ. - во второй половине дня, а в Рязанской губ. - поздно вечером, даже ночью, при свете горящей бересты на палках.

В Дмитровском у. Московской губ. был распространен обычай предварительного выбора обрядового деревца накануне ритуального действия. В ряде мест Костромской и Вятской губерний березу сначала вырубали, устанавливали ее в поле или в огороде, а затем только завивали. Единичный случай завивания берез на севере (Каргопольский р-н Архангельской обл.) также освещает действия с ветвями срубленных берез.

Известно несколько видов завивания берез. 1. Завивание (заплетение) "венков" (наиболее распространенный): концы веток одной или нескольких берез загибали в кольца и закрепляли с помощью трав, полотенец, платков, при этом ветки нередко переплетали между собой (Троицкий венок). 2. Завивание "кос": ветки одной или двух берез свивали в виде жгута или косы, нередко переплетая с лентами, нитками, бумажками. В Ростовском у. Ярославской губ. "коса" под названием "мотушка" состояла из трех переплетенных веток березы, перевязанных нитками, выпряденными обязательно в чистый четверг. В Енисейской губ. косы завивали иначе: вершины березок пригибали к земле и сплетали их с растущей под деревом травой. В некоторых местах одновременно плели на березах и венки и косы. 3. "Запирание ворот": верхушки двух берез перевивали между собой в виде жгута, связывали для прочности оборой от лаптей (орловск.) или оборочкой так, чтобы образовался род арки. В Калужской губ. "ворота" местами делали из ветвей орешника. В Архангельской губ. "воротцами" связывали вершины срубленных берез, установленных у входа в дом.

В обряде участвовали только девушки, в некоторых местах к ним присоединились молодые женщины, не имевшие детей; в Жиздринском у. Калужской губ. ветви на березах завивали только замужние женщины. Одетые в лучшие праздничные наряды девушки и молодки тайно отправлялись завивать березки. Они тщательно скрывали время и место проведения обряда, т.к. парни спустя некоторое время могли отправиться следом и "помешать девичьим затеям" (енисейск.; Макаренко А.А. 1993. С. 112).

Девушки все вместе завивали одно дерево, иногда сплетая его ветви с другими, при этом делали одну фигуру или несколько, по числу участниц обряда или кумящихся пар (см. Кумление), или каждая девушка, уединившись, заплетала свою березу. При завивании старались не измять листочки и не сломать сучки и ветви; уже завитые березки украшали цветами, вешали на них полотенца, платки, пояса. Согласно поверью, бытовавшему в Нижегородской губ., ленты, дополнительно скреплявшие переплетенные ветви, девушки привязывали как можно крепче, чтобы "милый любил" (Соколова В.К. 1979. С. 224).

Завивая березу, девушки "завечали" о своей судьбе и судьбе близких: жить или умереть, выйти замуж или нет, исполнится ли желание. Так, в Тюменском у. при изготовлении "воротец" говорили: "Если выйти мне замуж - отворитеся ворота, если в девушках остаться - затворитеся ворота" (Соколова В. К. 1979. С. 224). Иногда загадывали на родственников и подруг, заплетая на каждого из них отдельную фигуру. В Ростовском у. Ярославской губ. при гадании "мотушку", задуманную для мужчины, делали в виде венка, а для девушки - в виде косы; в Даниловском у. Ярославской губ. косы также плели на девиц, а венки - на замужних женщин и детей. Через несколько дней, отправляясь развивать березы, предварительно внимательно осматривали их: развитая коса предвещала скорое замужество, которому предшествовало ритуальное расплетение девичьей косы, нарушенный и "сповявший" венок сулил неприятности в текущем году (см. Троицкий венок).

Около завитых берез водили хороводы, плясали, пели особые песни, исполнявшиеся только в это время и отражавшие обрядовую ситуацию периода Семик-Троица (см. Семик, Троица). В Дмитровском крае (московск.) девушки свивали три пары берез "воротами", а затем "гуськом проходили под ними", распевая при этом: "На горе города
Завиты ворота,
В те ворота Наталья шла,
За собой вела красных девушек,
Красных девушек, все подруженок.
За Натальей шла Татьяна,
За собой вела…"
(Зернова А. Б. 1932. С. 29).

Тут же под деревом, на разосланной на земле скатерти, совершалась обрядовая трапеза, которая включала ряд обязательных блюд: пиво, квас, яичницу или яйца, ветчину, сало, творог со сметаной, пироги, куличики и козули (лепешки с дыркой посередине), каравай. В Дмитровском крае (московск.) каждая девушка должна была принести с собой глазок яичницы. Разложив яичницы вокруг завитой березы, участницы обряда брались за руки и водили хоровод под песню:
"Березка, березка,
Завивайся, кудрявая,
К тебе девки пришли,
К тебе красны пришли,
Пирога принесли
Со яичницей".
(Зернова А.Б. 1932. С. 27).

Пропев раз, рассаживались около яичниц, съедали несколько ложек и снова водили хоровод. Так повторялось три раза. В некоторых местах яичницу жарили на разведенном под березой костре. Часть принесенной еды крошилась на землю; крестьянки Ярославской губ. считали, что оставляют еду зайцам. Куски яичницы иногда закапывали в землю. У русских Поволжья трапеза нередко предшествовала основному действию: сначала в ржаном поле ели яйца и яичницу, а затем шли в ближайший лесок завивать березку. В ряде мест в трапезе и играх, в хороводах вокруг завитых берез разрешалось принимать участие и мужчинам, в основном, парням. Они приходили, чтобы "насмешить их [девушек] прибаутками, взвеселить песнями, пляской" (Макаренко А.А. 1993. С. 112).

Местами завивание берез сопровождалось обрядами кумления, крещения и похорон кукушки. На переплетенные ветви сажали "кукушку", вешали кресты, ленты; через них и под ними кумились: целовались и обменивались дарами, бились яйцами, проходили парами.

В течение всего праздника девушки внимательно следили, чтобы никто из посторонних не подходил и не видел бы заплетенных веток, а мальчишки не обломали и не срезали бы их. В назначенный день они, вновь собравшись вместе, отправлялись к березам, чтобы распустить их. При этом девушки аккуратно освобождали ветви и выплетали из них ленты и полотенца, нитки, платки, снимали другие украшения, возвращая их себе. В Сибири и в ряде мест Европейской России заплетенные на березах "венки" и "косы" "заламывали", т.е. обламывали; в день заламывания в Галичском у. Костромской губ. соблюдали строгий запрет на посещение сада. Обломанные части деревьев украшали цветами, а вечером "отпускали" в воду (см Троицкий венок). Во Владимирской губ. развивали березку следующим образом: ее срубали и использовали в последующих обрядовых действиях: украшали и устраивали с ней гулянье, а вечером топили в реке (см. Троицкая березка).

Местом для завивания березок избирались преимущественно те рощи, лески, поляны, которые находились вблизи ржаного поля, т.к. согласно поверью, от этого, "также как от завивания ржи в Вознесение, она (рожь) будет лучше" (Пропп В.Я. 1995. С. 73). Это представление нашло отражение и в текстах песен, сопровождавших завивание (а также и развивание), которые фактически являлись заклятием на урожай:
" Завили веночки, (при развивании пели "развили")
Завили зелены,
На годы добрые
На жито густое
На ячмень колосистый,
На овес ресистый,
На гречиху черную,
На капусту белую".
(смоленск.; Зеленин Д.К. 1916. С 264).

В Нейском р-не Костромской обл. в лесу завивали березки, чтобы лен уродился и капуста вилась, при этом пели:
"Вейся-ко, вейся, капуста,
Вейся-ко, вейся, вьюная!
Как мне капустке не виться
Как мне зимой не валиться".
(Традиционные обряды … 1985. № 349).

На завитых березовых ветвях, по представлениям русских, качались русалки. Жители Смоленской губ. в течение недели боялись подходить, чтобы "русалки, качающиеся на чем (переплетенных ветках) не защекотали дерзкого". А крестьяне Муромского у. (владимирск.) считали, что и "завивать березку - большой грех, оттого, что в канун Троицына дня перед ней пляшут шишиги (нечистые)". (Зеленин Д.К. 1916. С. 264). В последние годы, основываясь на этих представлениях, высказана гипотеза, "что каждая участница семицкого обряда, заплетая венок для себя на березе, тем самым как бы призывала в него русалку, т.е. душу-зародыш для своего будущего ребенка, которая за те несколько дней, что венок оставался на дереве, могла вселиться в него; когда венок обламывали и надевали на голову, ждали перехода души из венка к девушке" (Денисова И.М.1995. С.127).

Процесс завивания, плетения, витья (веток) осмысляется как ритуальное действие, связанное с идеей "жизни" и имеющее значение зарождения, развития, преумножения. Этим можно объяснить необходимость участия в обряде всех девушек и молодых женщин, основная функция которых состояла в продолжении рода. В одной из смоленских троицких песен жизнь ставится в непосредственную зависимость от соблюдения обычая завивания:
"Кто не идет
Венков завивать,
Положь того
Колодою дубовою,
Детей его
Кто венков не вьет,
Того матка умрет!
А кто вить будет
Того жить будет!"
(Некрылова А.Ф. 1989. С. 476).

Продолжение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *