Что такое вертеп?

Сокиринский (Галагановский) вертеп 1770 года.

Сокиринский (Галагановский) вертеп 1770 года. Киев, музей искусств Богдана и Варвары Ханенко, ул. Терещенковская, 15. С примитивным кукольным театром когда-то ходили по городам и селам Украины бурсаки. Вместе с вертепом сохранилось около сорока кукол ручной работы.

Забавно, что когда была мала, думала что "вертеп" - это плохое слово. "Да у вас тут как в вертепе" - приходилось слышать такую фразу. И представлялся вертеп как некое неприличное заведение, как допустим казино с канканом и пьяными женщинами. Каково же было мое удивление, когда я подросла и узнала, что вертеп - это всего лишь рождественская мистерия, кукольный театр.  Итак...

Что такое вертеп?

И что такое рождественский вертеп?

“Вертеп” — это переносной кукольный театр, в котором представлялась мистерия Рождества Христова. Театры представляли собой довольно большие, приблизительно в рост человека, или чуть меньше, ящики, обтянутые материей, или оклеенные разноцветной бумагой, а зачастую еще и бумажными образками святых. В этих ящиках, чаще всего на двух ярусах, оборудовались две сцены, хотя были вертепы и одноярусные, с одной сценой. Под каждой сценой оставлялось небольшое пространство, закрытое со стороны зрителей, и открытое сзади. Размеры этого пространства должны были быть достаточными, чтобы кукловод мог свободно манипулировать руками, управляя куклами через специальные прорези, проделанные в сцене. Декорации, которыми обычно служили задние стенки ящиков, оформлялись по - разному. Чаще всего они просто оклеивались цветными картинками и бумажными образками, но встречались вертепы, в которых, на внутренних стенках масляными красками были нарисованы целые картины.

На верхней сцене изображался Вертеп, в котором родился Христос, размещались куклы, изображающие Святое семейство, и разыгрывались сцены сюжетно связанные с Горним миром: благовествование Ангелов, поклонение пастухов и волхвов, бегство в Египет.

На нижней сцене был дворец царя Ирода, представлялось избиение Вифлеемских младенцев, смерть царя Ирода и его погребение. Здесь же, после окончания духовной части представления, разыгрывались различного рода интермедии, посвященные злободневным событиям народной жизни, либо просто традиционные сценки, прижившиеся в вертепах с незапамятных времен.

 В некоторых вертепах была еще и маленькая, расположенная на самом верху, на подобие мезонина , третья сцена. На эту сцену в положенное время выходил Ангел и возвещал о рождении Спасителя.

 Куклы были устроены довольно просто. Вырезались они обычно из дерева и одевались в одежды из разноцветных лоскутков. Управляли ими через узкие прорези в сцене при помощи штырьков или палочек, приделанных к нижней части куклы. Большая часть кукол была ограничена в движениях: они могли передвигаться по сцене только с той степенью свободы, которую предоставляли проделанные в сцене прорези и слегка наклоняться. Но Некоторые куклы оснащались простенькими механическими приспособлениями, позволяющими им шевелить руками, вставать на колени садиться и совершать тому подобные манипуляции. Уровень художественного исполнения кукол также был различен: от грубо вырезанных, одетых в бумажные одежды маленьких куколок до настоящих произведений искусства, с красивой и аккуратной резьбой и изящно одетых лоскутками дорогих материй.

 Представления были двухчастные: в первой, духовной части спектакля, представлялись Евангельские события, следующая же за ней вторая часть была сугубо развлекательной.

 Тексты представлений в вертепах, принадлежащих разным хозяевам, отличались друг от друга, особенно в развлекательной части, где как количество, так и набор разыгрываемых интермедий был почти произвольным, хотя, в то же время и традиционным.

 Содержание и тексты первой, духовной части представления были более стабильными, и в большинстве вертепов повторялись, за исключением некоторых небольших различий в текстах и разном музыкальном сопровождении. Смысл и количество представляемых сцен были постоянными.

 Вертепы носили по домам на святках. Вот как об этом вспоминал Н.А.Полевой: “ В Иркутске, где я родился и жил до 1811 года, не было тогда театра, не заводили благородных домашних спектаклей.<...> Театр заменяли для нас вертепы.

 <...> Содержание вертепной комедии было всегда одинаково: представляли мистерию Рождества; в верхнем этаже устраивали для того вертеп и ясли, в нижнем трон Ирода. Куклы одеты бывали царями, барынями, и вертепы важивали и нашивали семинаристы и приказные по улицам в святочные вечера, ибо только о святках позволялось такое увеселение. Боже мой! С каким, бывало, нетерпением ждем мы святок и вертепа! С наступлением вечера, когда решено “пустить вертеп”, мы, бывало, сидим у окошка и кричим от восторга, чуть только в ставень застучат, и на вопрос наш: “Кто там ? “ — нам отвечают: “ Пустите с вертепом!” Начинаются переговоры: “Сколько у вас кукол? Что возьмете?” Представители отвечают, что кукол пятьдесят, шестьдесят, одних чертей четыре, и что у них есть скрыпка, а после вертепа будет комедия. Мы трепещем, что переговоры кончатся несогласием, покажется дорого... Но нет! Все слажено... И вот несут вертеп, ставят полукругом стулья; на скамейках утверждают самый вертеп; раскрывают двери его — мишура, фольга, краски блестят, пестреют; является первая кукла — Пономарь, он зажигает маленькие восковые свечки, выбегает Трапезник, с кузовом, и просит на свечку. Один из нас, с трепетом, подходит и кладет в кузов копейку. Пономарь требует дележа; сыплются шутки, начинается драка, и мы предвкушаем прелесть ожидающего нас наслаждения.

И вот — заскрипела скрипка; раздались голоса — являются Ангелы и преклоняются перед яслями при пении:

 Народился наш спаситель, Всего мира искупитель.

Пойте, воспойте Лики во веки

Торжествуйте, ликуйте, Воспевайте, играйте!

Отец будущего века Пришел спасти человека!

 Нет, ни Каталани, ни Зоннтаг, ни Реквием, ни Дон-Жуан не производили потом на меня таких впечатлений, какое производило вертепное пение! Думаю, что и теперь я наполовину еще припомню все вертепные псальмы. И каких потрясений тут мы не испытывали: плачем, бывало, когда Ирод велит казнить младенцев; задумываемся, когда смерть идет наконец к нему при пении: “Кто же может убежати в смертный час?” - и ужасаемся, когда открывается ад; черные, красные черти выбегают, пляшут над Иродом под песню, “О, коль наше на сем свете житие плачевно!” — и хохочем, когда Вдова Ирода, после горьких слез над покойником, тотчас утешается с молодым генералом и пляшет при громком хоре: “По мосту, мосту, по калинову мосту!” 1 .

 Удовольствие посмотреть вертеп на дому было дорогим, поэтому позволить себе это мог не каждый. А. Тарнавский так вспоминал о вертепе, который показывался в начале прошлого столетия в Духовщине — маленьком уездном городке Смоленской губернии : “...духовщинский вертеп водил знакомство только с важными барскими да купеческими домами, позволял любоваться собой деткам только богатых людей, а если подпускал к себе детей бедняков, то не иначе как на почтительном расстоянии, да и то после значительных поклонов и ухаживаний. Бедному мальчику нужно было много часов побегать за вертепом, чтобы удостоиться чести приблизиться к санкам, на которых возили вертеп, нужно было немало покланяться, чтобы получить дозволение взяться за веревку санок и везти их; нужно было особое счастье, чтобы, войдя в дом с “вертепщиками”, быть допущенным сначала к задней стороне вертепа, потом к боковой, а потом (о счастье!) и к лицевой...” 2 .

 Вертепы не только носили по домам. В европейской части России можно было увидеть вертепы на ярмарках. Здесь, за умеренную цену можно было купить билет на представление. Да и показывались “ярмарочные” вертепы гораздо дольше, чаще всего до масленицы, а Н. Виноградов в 1905 году видел вертеп “... в третьем классе одного из “Самолетских” пароходов...” (то есть уже после открытия навигации). Вертепщики “свое артистическое турне <...> намеривались закончить Нижегородской ярмаркой” 3 .

История Вертепов берет свое начало в глубокой древности, начиная от первых веков существования христианства. Распространенной точкой зрения является то, что начала как вертепных, так и других европейских мистерий происходят из соответствующих раннехристианских церковных служб и чинов, возникших в IV-VI веках

 Так, А. Веселовский 4 , со ссылкой на Dictionnaire des Mysteres Маньена пишет, что уже с V-VI столетий начались процессии в память Входа Господня во Иерусалим - чина, известного на Руси как “Хождение на Осляти” и просуществовавшего до XVII века. В то же время Н.С. Тихонравов 5 указывает , что “в Константинополе “ Хождение на Осляти ” было известно уже с IV века”. Другой исследователь истории театра, П.О. Морозов 6 , пишет о том , что с первых веков христианства известен чин “Омовения Ног”, до настоящего времени совершаемый Патриархом Иерусалимским на страстной седмице великого поста, и “Пещного действа” - этот чин, так же как чин и Хождения на Осляти просуществовал в России до конца XVII века. Кроме того, П.О.Морозов отмечает, что во времена императора Маврикия (561 г.) в церкви Сорока Мучеников во Влахерне разыгрывалось действо “О Богочеловеке”.

К наиболее же древним из известных текстов Рождественских действ можно отнести опубликованные в середине прошлого века П. Полевым 7 латинские рукописи рождественских церковных служб “Рахиль” и “Поклонение волхвов”, относящихся к XI веку. Содержание этих служб очень близко к содержанию вертепных пьес, однако, указывается, что они тесно связаны с ходом основного богослужения, и в нескольких местах прерываются молитвами.

 Приблизительно с пятнадцатого века вертепные пьесы в Европе перешли в разряд так называемого школьного театра, то есть театра существовавшего при духовных училищах, где спектакли духовного содержания разыгрывались в качестве упражнений в риторике. Кроме того, Рождественские мистерии стали разыгрываться на улицах бродячими актерами. В церквях же на Рождество стали выставлять неподвижные вертепы с яслями и скульптурными изображениями Пречистой Девы и Праведного Иосифа. Усилиями уличных артистов, стремившихся любыми путями привлечь на свои представления как можно больше публики, “обмирщение” мистерий, в конце концов, дошло до того, что от первоначального содержания вертепных представлений осталось мало, зато они обогатились большим количеством гражданских сцен, иногда даже довольно непристойного содержания. Российские вертепные представления отличались от европейских большей сохранностью древней духовной части. Необходимо отметить, что различия по структуре и по силлабическим особенностям между Российскими (великорусскими, малорусскими и белорусскими) и Европейскими вертепами позволяют сделать предположения о различной истории их развития, причем наиболее подверженными западному влиянию оказались белорусские батлейки.

 Первые достоверные сведения о существовании вертепов на территории Российской Империи, относятся к концу шестнадцатого века. Именно к этому времени относится найденный Е. Изопольским в Ставищах вертепный ящик, на одной из стенок которого была надпись: “року Христусового 1591 збудованы”. В тех же Ставищах был найден и другой “Вертеп”, датированный 1639 годом.

Наиболее старинные из известных текстов Российских вертепов относится к XVIII веку.

 К сожалению, к концу девятнадцатого — началу двадцатого веков вертепы почти на всей территории Российской Империи стали редкостью. Причиной этому, вероятно, послужила конкуренция со стороны больших театров. Несмотря на то, что вертепы были по прежнему любимы публикой, содержать их стало невыгодно. Как бы доказательством этому служат слова владельцев быть может одного из последних “коммерческих” вертепов, встреченных Н.Н. Виноградовым на пароходе, плывущем на Нижегородскую ярмарку. Вертепщики жаловались на то что “... Везде их принимают очень охотно, но заработки неважны...” 8 .

 Сцена вертепного представления

У большинства современных жителей России слово “вертеп” меньше всего ассоциируется с кукольным театром. А насколько бы украсилось празднование Рождества в наше время, если бы на улицах и в домах вновь зазвучали рождественские псальмы и колядки, вновь ожило бы древнее кукольное представление. Хотелось бы, чтобы книжка помогла больше узнать о рождественских кукольных представлениях, а может быть и сделать свой собственный вертеп.

ЛИТЕРАТУРА

1 Полевой Н.А. Мои воспоминания о русском театре и русской драматургии , Репертуар русского театра, 1840, кн.2.

2 Тарнавский А. Вертеп в Духовщине , Киевская старина, 1883, IV, с. 659-667.

3 Виноградов Н.Н. Великорусский вертеп., М.1906.

4 Веселовский А. Старинный театр в Европе, М. 1870.

5 Тихонравов Н.С. Начала Русского театра.,// Летописи Русской литературы и древностей., т. 3,кн. 5, М. 1859 - 1863.

6 Морозов П.О.История русского театра , СПб., 1889.

7 Полевой П. Исторические очерки средневековой драмы , СПб., 1865.

8 Виноградов Н.Н. Великорусский вертеп., М. 1906.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *